Главная страница Статьи МАСКА, ЛИЦО И ФИЗИОНОМИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ
МАСКА, ЛИЦО И ФИЗИОНОМИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ Печать E-mail

Раньше я ставил знак равенства между маской и лицом. При этом я руководствовался набором принципов:

 

Во-первых, оба они являются одним и тем же гештальтом – важнейшим в психике человека. Физиономия – «биологически встроенный» штамп в психике всей развитой части животного мира.

 

Во-вторых, и маска, и лицо состоят из общего набора деталей: нос, рот, глаза, уши и т.д. собирают вместе нечто единое.

 

В-третьих, эти детали соответствуют общим пространственным закономерностям. Если расположить детали лица «неправильно», никто не будет видеть лицо (или обнаружит в себе сильный протест).  

 

Приравнивая маску к лицу, я допускал грубое упрощение и абстрагировался от утилитарных определений маски. Однако, ее как таковую определяют-то через то или иное ее применение: «маска от гриппа», «карнавальная маска», «сварочная маска» и т.д.

В конце концов, я стал использовать ряд терминов, показавшихся мне точными и удобными:

«физиономическая модель»,

«физиономический образ»,

«физиономический гештальт».

 

С одной стороны, я отстраиваюсь от слова «маска» с ее стандартным семантическим грузом (ставшим, кстати, помехой и в маркетинге проекта). С другой стороны, я отмежевался и от слова «лицо», ведь не все физиономии сводятся к таковым.

Понятия «маска» и «лицо», в свою очередь, сами нуждаются в прояснении.

И маска, и лицо, будучи физиономическими моделями, соотносятся друг с другом в определенных закономерностях. Их можно раскрыть в двух совершенно разных ключах:

 

1. Маска и лицо рассматриваются как два полюса одного семантического дифференциала. Лицо – нечто «исконно присущее» человеку. Его «вселенский паспорт», если угодно. Выданный человеку Создателем, он указывает на неповторимость человека и определяет его идентичность. Такими же факторами идентичности являются рисунки на пальцах, радужной оболочке, формы ушных раковин. Проказа потому и считается проклятием Свыше, что поражает именно эти части тела.

Маска может рассматриваться как некий фальшивый физиономический образ. Она одновременно прячет истинное лицо и демонстрирует нечто иное – «поддельное».

В таком антагонизме лицо и маска соотносятся как позитив и негатив, заходя в область морали. Это плотно проявлено в социо-культурном плане, вплоть до уголовного преследования масок.

В этом случае маска и лицо соотносятся как некие абсолютные величины,  или два полюса, задающие собой некое пространство.

 

2. Маска и лицо могут рассматриваться как разные образные «слои» чего-то одного. Для сознания, воспринимающего эти образы, это может означать разные степени вовлеченности в Майю. Человек вовлечен во множество социально-психологических пространств. Каждое сопровождается набором верований, ритуалов, игр, страхов и прочих драматических проявлений психики. Такое пространство можно описать в терминах «состояния транса», а можно и в терминах применения масок. Одна маска – для работы, другая – для семьи, третья – для проезда в метро и т.д. Каждое лицо может рассматриваться как маска, под которой прячется «настоящее» лицо. А каждая маска может выступать в роли «лица», если она закрыта некоей внешней маской.

 

А если рассматривать сам физический мир как некий «глобальный транс», т.е. Майю? Тогда само физическое лицо человека есть не что иное, как его маска. Маска, выданная для пребывания в этом иллюзорном мире. (Если идти дальше, то тело можно сравнить с маскарадным костюмом J).

 

Структура Майи напоминает матрешку. Она воспроизводит себя внутри себя. Соотношение между лицом и маской можно рассматривать как некие градации между разными «матрешками». Лицо – просто относительно более «глобальная» маска.

В этом случае маска и лицо существуют относительно друг друга. Меняя контексты, один и тот же образ может выступать то маской, то лицом.

 

Таким образом, маска и лицо могут получать два различных взаимных определения. В одном случае, они разворачиваются как два антипода. Они становятся полюсами единого пространства, в котором разворачивается целая драма отношений типа «истинное – ложное», «настоящее – поддельное» ит.д.

В другом случае маска и лицо всегда относительны. Они всегда являются и тем, и другим, в зависимости от контекста.

В любом случае, маска и лицо получаю свое четкое место в семантическом пространстве «физиономических моделей».