Главная страница Статьи ТРИ АСПЕКТА МАСТЕРСТВА ХУДОЖНИКА: БРАХМА, ТВАШТАР И МАЙЯ
ТРИ АСПЕКТА МАСТЕРСТВА ХУДОЖНИКА: БРАХМА, ТВАШТАР И МАЙЯ Печать E-mail

Александр Катеруша

 

Все, что не имеет границы, очертания, на статус реального не тянет. Поэтому ценностная граница в искусстве обязательно должна быть.

Творение можно оценивать по-разному. Тут полезна одна интересная особенность. В индийской мифологии существует множество творцов – совершенно разных.

 

Таковым можно назвать, к примеру, Брахму, для которого все наше бытие – его сон. Все мы – не более чем персонажи сновидения, у которых есть свой хозяин и создатель.

 

Творцом является также и Тваштар, которому нет равных в созидании в любой области, вплоть до жизни. Он, скорее, родственен греческому Демиургу – богу-ремесленнику.

 

Демон Майя также является величайшим из творцов. Он способен порождать восприятие тех или иных реальностей. Его называют величайшим иллюзионистом.

 

В этих трех ипостасях попробуем оценить художника-творца.

 

1. БРАХМА

Если сравнивать художника с Брахмой, то его стоит оценить в плане содержательном. Как бы здорово художник ни передал то или иное «нечто», насколько оно является нужным для зрителя? Зачем ему еще и этот сон? Какую идею несет автор своей картиной? Может, художник просто разбирается со своими снами, выкидывая в свои картины содержание своего бессознательного?

Действительно, если Брахма видит весь этот мир во сне, значит, всю нашу реальность можно подвергнуть психоанализу? Этот мир – картина, на которую спроецирована психика Брахмы… Не нам судить, перед какими зрителями несет ответственность Брахма.

Но художника в этом плане судить можно. Достаточно ли ценное содержание у его снов, чтобы претендовать на картину? Смеет ли он занимать этим внимание людей?

 

Говоря о художнике в ипостаси Брахмы, мы задумываемся над ценностью содержания его работ.

 

2. ТВАШТАР

В изобразительном искусстве достаточно легко оценить умелость художника. Существуют четкие критерии понимания, насколько мастерски художник оперирует своими инструментами. В центре внимания операционального сознания человека всегда находятся руки, кисти, скребки, зубила и т.д. Мастерство художника оценивается через его инструментальные качества. По работе всегда видно, сколько труда автор вложил в свое произведение и насколько этот труд развит, качественен.

 

В контексте Тваштара художник оценивается как мастер в использовании своих инструментов и технологий.

 

3. МАЙЯ

На этот аспект оценки художника я хочу обратить особенное внимание. Майя как творец совершенно уникален. Он порождает морок, иллюзию. Его уловка заключается в следующем:

 

 Сознание наблюдателя разделяется на две части. Затем одна часть затрачивается для имитации реальности, а другой отводится роль наблюдателя, который в нее погружен.

 

Для Майи наиболее важен материал, из которого он творит. Этот материал – сам наблюдатель.

 

Точно также творит художник. Можно подумать, что материал художника – цвет, линия, точка… Это все правильно. Однако все эти «конструкты» образа – все сплошь являются и психическими процессами.

 

Линия – это особое движение зрачков. Именно через движение она способна выражать энергетические состояния своего автора.

 

Цвет – это работа рецепторов сетчатки – колбочек трех разновидностей. Также он связан с тем или иным эмоциональным состоянием человека. А в различных культурно-психологических традициях цвет может обозначать стихии или закрепляться за определенными архетипами.

 

Взаимное расположение и размеры объектов - связаны с теми или иными состояниями психики (от «экспансивного Эго» до суицидальных намерений). Каждый объект также может представляться психоактивным образом, наделенным значимой символикой. Объекты своим взаимным расположением разворачивают целое пространство, способное показать некую «карту смыслов» художника (в ней может развернуться и конфликт, и доминирование, и количество значимых персонажей).

 

Если перечислить все процессы, которые картина разворачивает в психике зрителя, то возникает вопрос: кто должен рисовать картины, художник или психолог? Творец здесь оперирует процессами психики зрителя, а не просто красками или мрамором.

 

Тогда можно сказать, что материал творения художника, как и у Майи – это сам зритель. Вернее, его психические процессы.

 

Получается, что когда художник творит, он заходит на «территорию» разных творцов, да еще и разделенных на богов и демонов. Это значит, что каждый из них может проявить внимание к такого рода «гостям». В таком аспекте действия художника можно оценить и как вызов, бросаемый разным силам. 

 

 

ВЫЗОВ БРАХМЕ

Брахма спит, погружая всех обитателей мира в статус своей собственности. Кто бы чего здесь ни делал, все это может быть лишь «усложнением текущего сна», очередной его «завитушкой». Такая роль может деморализовать художника. Какой смысл творить там, где все жестко предопределено?

 

Вызов художника Брахме может быть лишь в одном единственном смысле: создать нечто такое, что воистину удивит Брахму.

 

Пусть попробует нарисовать такую картину, которая просто разбудит Брахму. Или хоть заставит его встрепенуться.

 

 

ВЫЗОВ ТВАШТАРУ

Состязаться в мастерстве с божеством технологии – не сумасшествие ли? Однако Тваштар не может уметь абсолютно всё на свете. Но он способен оценить всё, с чем встретится его внимание. Этот бог любит удивляться, и он обрадуется всякой возможности восхититься.

 

Вызов художника Тваштару таков: создать нечто такое, что заставит Тваштара пристально всмотреться в произведение, тщательно разглядывать и изучать.

 

Пусть художник попробует создать такой образ, который изумит Тваштара и даже заставит его расширить арсенал своих умений.

 

ВЫЗОВ МАЙЕ

Обращение с чьим-то сознанием – это всегда посягательство на «территорию» Майи. Он как никто ревностно относится к своим границам. И вот почему. Обычно сознание зрителя уже находится во власти этого демона. Майя рисует иллюзорный мир, в котором человек живет как в «окончательной реальности». Значительная часть человеческой психики, подобно пресловутой «темной материи», тратится на всю эту имитацию.

Когда художник создает собственное произведение, он не просто заманивает зрителя в свой мир, а забирает его у Майи. Насколько художник созидателен в плане своих иллюзий, настолько он посягает на таковые у Майи.

Поэтому вызов здесь радикально отличается от вышеописанных. Он разворачивается в условиях острой конкуренции.

 

Вызов Майе примерно таков: все, что художник создает, он отнимает у этого демона.

 

Оба претендуют на одни и те же ресурсы – сознание человека. Вызвать уважение Майи – похвалу сквозь ревность – задача особо сложная.

 

Для многих художников и одного вызова могло бы хватить на дело всей жизни. А взяться за все сразу – это настоящая мифологическая пучина. Но может ли быть нечто более интересное, чем это?