Главная страница Статьи ИСКУССТВО КАК КОНЦЕПЦИЯ
ИСКУССТВО КАК КОНЦЕПЦИЯ Печать E-mail
Александр Катеруша

В основе любого искусства, как известно, всегда лежит концепция. Даже европейская классика окажется непонятной для того, кто не подготовлен целой воспитательной системой к ее восприятию.

Любое искусство основано на кодировании чего-то ценного для человека в виде конкретного образа. Когда зритель «декодирует» его своим восприятием и пониманием, он обретает нечто важное и весомое для своего сознания. Как бы получает подарок не сразу, а поработав, вынув его из упаковки. Образ, принадлежащий к искусству, можно определить как сам сверток, хранящий высокое чувственное состояние или важное осознание.

Для того, чтобы человек обнаруживал в тех или иных образах какую-то ценность, он должен понимать его концепцию. Последняя есть ни что иное как набор инструкций по декодированию того, что в образах закодировал автор. Впервые эту идею продемонстрировал Малевич своим «Черным квадратом». Вся ценность данной работы сводится к тому, что она есть великолепная иллюстрация любого концептуализма в искусстве. «Здесь изображены все картины, которые были, есть или будут». Разумеется, если все эти картины сложить воедино, получится черный квадрат. Все образы, наложившись друг на друга, взаимоуничтожатся. Вот он, результат развития искусства – черный квадрат.

Когда человек понимает концепцию этой картины, он проникается ею. Разворачивается целая философия, приносящая ценные осознания. Не имея предварительной концепции, люди смотрят на это полотно лишь как на «Непонятную пропиаренную хрень». «Так вот ты какой, Черный квадрат? И это нам напарили как искусство? До чего докатился мир!» 

Нет концепции – нет ценности образа.

Получился интересный расклад. Каждый предмет искусства нуждается в обязательном приложении – концепции. Подобно тому, как вы покупаете технику с пачкой специальной документации, картина должна сопровождаться концепцией. Здесь – и «гарантийный талон», и «инструкция для использования», и «техника безопасности». Если картина всего этого не имеет, это – не картина вовсе.

Речь не идет, конечно, о классике. Там концепция закреплена веками традиции и не нуждается в постоянном озвучивании. Ее общая известность разворачивает поле, в котором каждая конкретная работа оценивается непосредственно.

Но концептуальное искусство накладывает свои требования. Все не имеющее концепции, есть ни что иное как «Новое платье для короля». Человека «разводят», основываясь на том, что «уж он-то понимает, как никто». На самом деле его исподтишка шантажируют, угрожая признать некомпетентным, лохом. Последний как раз этого и боится (вообще, многие богатые собирательства основаны на самооценочных проблемах, сказал бы психоаналитик). Человек получает образ, но не получает ценности. А все потому, что сымитировал знатока, сделал вид, что заранее знаком с концепциями и т.д. Нет тех. паспорта – подделка. И все тут! Художник просто обязан изложить свою концепцию. Эту беседу можно оформить как ряд вопросов «Что здесь нарисовано?» «Что это означает?» «Почему это так, а не эдак?» Все эти вопросы могут выглядеть как грубые и вызвать протест. Но не стоит вестись на протесты типа «Я здесь художник!», «Я это чувствую, а не знаю!», «Как нарисовал, так и ощущайте!», «Это для интуиции, а не для понимания!» и т.д. Не давайте автору драпать от объяснений в иррациональное. Сам же перед этим говорил, что «его искусство – концептуальное». Пусть подает концепцию. Иначе он вас просто обманывает.

Но есть и другая крайность. Тот факт, что искусство перестало существовать без концепции, сильно вдохновил торговцев. Ведь отныне и художник не может без своей пары – менеджера по продаже. Один создает образ, другой говорит с клиентом. Искусство построения образа перешло вдруг с холста в маркетинг. Как вообще можно что-то продать, не создав образ в голове покупателя? А для этого надо уметь с ним говорить. В изображениях язык может посоревноваться с кистью. Человека можно «заболтать», завалить концептульным хламом. Достаточно, чтобы текст строился по суггестивным моделям…

И с этим можно бороться. Достаточно обратить внимание на один принцип. Уж если образ действительно кодирует в себе что-то ценное, значит, он должен соответствовать принципу компактности. По сути, образ – это зрительный афоризм, т.е. нечто, являющееся кратким по содержанию и емким по смыслу. Но тогда что мешает художнику афоризм визуальный заменить афоризмом словесным? Просьба к художнику проста: пусть он выразит свою картину одной фразой. Если покупатель проникнется ею, примет как афоризм, значит, картина – его.