Главная страница Статьи ФИЗИОНОМИЧЕСКИЙ ОБРАЗ – МЕЖДУ ДВУМЯ МИРАМИ
ФИЗИОНОМИЧЕСКИЙ ОБРАЗ – МЕЖДУ ДВУМЯ МИРАМИ Печать E-mail

Александр Катеруша

 

Каждый человек, живя в этом физическом мире, ощущает себя его частью. По крайней мере, об этом свидетельствует ряд фактов. Например, его тело следует всем законам физики: оно, как любой другой предмет, подчиняется гравитации, может быть разрушено, состоит из природных элементов и т.д.

Однако, сквозь все эти неоспоримые доводы, человек ощущает себя чем-то иным, особенным. Его «внутрипсихическое» пространство вовсе не представляется частью этой реальности. Он всегда переживает себя как нечто отдельное. И, хоть человек перемещается в этом пространстве, неукоснительно соблюдая законы физики, он смотрит на этот мир словно извне, как некий внешний наблюдатель. Свое сознание человек субъективно воспринимает как некую отдельную реальность, отдельное пространство. Свести это к «чему-то внутри головы» можно лишь умозрительно, искусственно.

Философы и психологи выделили это «отдельное пространство» как мир психики, или субъективное. Его ставят в антитезу миру внешнему, физическому, объективному. Но, поскольку субъективное есть у каждого человека, оно уже этим объективно. Кстати, этим оно столь сильно заявило о своей реальности, что легло в основу доводов Декарта.

Так или иначе, каждое человеческое существо ощущает себя внешним существом по отношению к этому миру. А наблюдатель, в свою очередь, – понятие пространственное, ибо он наблюдает откуда-то. Субъективное можно рассматривать как площадку, на которой расселся наблюдатель.

Такое самоощущение конфликтно по отношению к телесности человека. Например, когда врач сообщает терминальному больному страшный диагноз, человек не верит в это. Он просто не может принять, что такое случилось именно с ним. Самоощущение «внешнего наблюдателя» усиливает чувство «особого положения» в мире физических объектов. Человек с трудом принимает тот факт, что его тело, будучи материальным объектом, подвержено третьему закону термодинамики. Увы, все мы разрушаемся в своей телесности.

З. Фрейд описал все это как конфликт между принципом удовольствия и принципом реальности. Это явно указывает на тот факт, что человек рождается с чувством исключительно «внешнего наблюдателя». Воспитание и развитие человека происходит как его «материализация»: тяжело отказываться от «особого положения» и признавать свою телесность. Нежелание «отказываться от детства», «взрослеть», может рассматриваться и как нежелание признавать объективность физического мира, стремление сохранить отношение к нему как «мороку».

Вся жизнь человека происходит в конфликте с принципом реальности (= физической объектностью). Увязать две реальности – это усилия.

 

Рассмотрим подробнее состояние «внешнего наблюдателя». В нем можно увидеть парадокс. С одной стороны, человек явно ощущает свое самосознание как нечто отдельное от пространства, составляющего физический мир. Даже обретение знаний и мышление описываются человеком через метафору добычи, охоты (мышление – промысел – мисливець (укр.) – смысл). Человек добывает некие знания в физическом мире, и помещает их во внутрипсихический. В одной реальности он оперирует объектами, в другой – идеями.

С другой стороны, человек находится в физическом пространстве, мыслимом как бесконечность. Раз так, что еще может быть, кроме нее? Если это пространство уходит в «дурную» бесконечность во все стороны, значит, оно заполнило все тотально. Что это за «отдельный мир» человеческого самосознания? Где у него место? В голове? – глупо. Человек мыслит себя, как минимум в роли целой альтернативы всему пространству Вселенной. По крайней мере, его самосознание способно на такое расширение.

Получается, что человек не просто проводит жизнь за взаимоувязыванием двух фрейдовских принципов. Тут нечто большее.

«Внутрипсихическое» пространство человека отличается от физического мерностью. Последнее является трехмерным. Четвертое измерение – время. А сознание человека является изначально четырехмерным. Бессознательное человека, как известно, вообще лишено времени, там нет разницы между секундой и миллиардом лет. Многие люди, обладающие опытом транса или измененных состояний сознания (ИСС), вообще воспринимают это как данность.

Кроме того, человеческая память и на уровне «обычного» сознания ставит его над событиями физического мира. Любой человек способен перенестись мысленно в прошлое или будущее. Любой способен восстановить цепочку событий так, словно они проходят сейчас. Память является противостоянием времени.

Такая же власть присуща сознанию и над пространством. Человек способен мысленно перенестись на любые расстояния, куда угодно. Древние греки выразили эту способность сознания через свойство своих богов – перемещаться со скоростью мысли.

В пространстве человеческого сознания события могут проходить параллельно, находясь одновременно в одном и том же месте. Они могут вообще вывернуться в обратную последовательность. Все это невозможно в физическом мире.

Ограничения последнего отсутствуют в пространстве сознания. Все эти отличия можно перечислять и дальше. Суть от этого неизменна: сознание обладает преимуществом в мерности. Все его свойства – это свойства четырехмерности.

Этим можно объяснить одну важную особенность. Дело в том, что люди, хоть и не сомневаются в существовании своего сознания, все же относятся к нему как чему-то эфемерному, нереальному. Как говорилось выше, его в этом мире попросту нет, все уже занято пространством физическим.

Это и неудивительно, ведь пространства с разными мерностями друг для друга взаимно отсутствуют. Вы можете, к примеру, вообразить плоскость как реально существующую в нашем мире? Нет. Можно иметь дело только с ее моделями (типа листа бумаги, обладающего «незначимой» толщиной). Точно также для четырехмерного пространства трехмерное – фикция. Ну, а такая фикция всегда взаимна. Раз трехмерного нет в четырехмерном, то и четырехмерное в трехмерном отсутствует. Они взаимно прозрачны.

Еще раз выделим важные особенности:

Во-первых, сознание не представлено как нечто физическое в силу своего превосходства в мерности пространства.

Во-вторых, сознание, будучи на одно измерение больше, может моделировать трехмерность (как с листом бумаги). Такое моделирование плотно заполняет сознание «суетой мира сего».

Поэтому сознание способно мыслить этот мир, само его частью не являясь. Физический мир и сознание взаимно эфемерны.

Встреча миров с разными мерностями – это феномен человеческого сознания. Человеческая жизнь – это метания между двумя взаимно эфемерными реальностями. Человек начинает жизнь как внешний наблюдатель, который капризничает и требует особого статуса. Затем он взрослеет, все более проникаясь «реалистичностью» физического мира, становясь более практичным и приземленным. А завершить свою жизнь он может как просветленный духовный практик, полностью преодолевший свое физическое начало (например, брахманы используют йогу именно для того, чтобы избавиться от бремени телесности). «Отдельная реальность» человеческого сознания проходит разные стадии своего существования, словно проплыв бассейн материальности – с погружением и выныриванием.

И вся человеческая мудрость – это успешность пребывания между двумя взаимными эфемерностями. А умение жить – это успешность пребывания в ограниченном, ущербном пространстве «объективного» мира. Но последнее можно переформулировать: Человек обладает невероятными преимуществами перед этим миром. Эти преимущества ставят его в позицию хозяина – доминирующего, преобразующего, творящего.

 

Итак, человеческая жизнь – это трагедия взаимного существования физического и психического миров. Мы вплотную подошли к описанию их границы. Пожалуй, мы имеем дело с одним из самых загадочных феноменов. Речь идет о лице.

 

Физический мир и сознание все же имеют общую границу. Это плоскость, искривленная в некую физиономическую форму.

 

Можно возразить: лицо – вполне материальная вещь, оно предметно, осязаемо. Оно явно принадлежит к данной реальности.

Если сознание, как некое четырехмерное пространство, способно иметь дело с трехмерностью как моделью, то и физический мир может моделировать четырехмерность. Лицо и есть такая модель. Попросту говоря, именно по лицу мы определяем, что у человека «на душе творится».

О лице можно говорить в двух разных смыслах. С одной стороны, это часть физического тела, анатомическая данность, со всеми вытекающими свойствами. Как говорит энциклопедия, «…передняя часть головы…» С другой стороны, лицо представляет собой образ, символ, носитель информации, прямо выражающий сознание своего владельца.

Лицо содержит в себе всю силу напряжения взаимодействия двух вышеописанных миров. Будучи частью и того, и другого, оно уже обладает статусом особенного, мистического.

 

В общем, граница всегда обладает необычными свойствами. В основном они таковы:

1. Граница связана с энергетикой напряжения, т.к. разделяет две разные реальности. С одной стороны, они взаимодействуют, с другой – взаимно отсутствуют (из-за разной мерности). Функция границы – удержание равновесия.

2. Граница содержит в себе свойства двух разных систем. Она у них общая. Значит, является элементом каждой из них. Если эти свойства взаимоисключающи, это уже «выталкивает» границу в некий особый статус – она обладает взаимоисключающими свойствами, она справляется с содержанием взаимоисключающих свойств.

Теперь представьте, что реальности, разделяемые лицом, обладают разной мерностью. Вышеуказанная взаимная эфемерность миров по разные стороны лица невообразимо усиливает его «волшебные» свойства. Человек знал о них с глубокой древности.

Одно из проявлений этих знаний – маска.

Маску можно определить как физиономическую модель. Моделируя лицо, человек моделирует некую четырехмерную реальность и некое сознание. Вот вам и магия.