Главная страница Статьи ПОЧЕМУ ФИЗИОНОМИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ ВЫЗЫВАЮТ У ЗРИТЕЛЕЙ ДВЕ ДИАМЕТРАЛЬНО ПРОТИВОПОЛОЖНЫЕ РЕАКЦИИ
ПОЧЕМУ ФИЗИОНОМИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ ВЫЗЫВАЮТ У ЗРИТЕЛЕЙ ДВЕ ДИАМЕТРАЛЬНО ПРОТИВОПОЛОЖНЫЕ РЕАКЦИИ Печать E-mail

Александр Катеруша

 

Создаваемые мной «Физиономические модели» вызывают у людей полярно противоположные реакции. Прошедшие выставки показали, что примерно половина реагирует восторгом, а другая часть – противоположным образом.

 

Эти маски словно расщепляют людей на две четко очерченные половины.

 

Обычно предметы искусства воздействуют иначе. Кому-то они нравятся, кому-то нет, а остальной массе они безразличны. Обычно основная масса людей сохраняет нейтральную позицию, не проявляя ни реакций, ни суждений. Искусство по своей сути избирательно, оно вызывает бурю в закрытом и ограниченном пространстве (кроме массового).

 

Физиономические модели воздействуют на всех людей без исключения. Одних эти образы притягивают и вовлекают в свое содержание. Других отталкивают, притом резко.

 

Выставки в Крыму показали этот феномен со всей наглядностью. Некоторые пары устраивали ссоры, решая, заходить ли им в зал. И уж точно, если кто-то говорил «нет», он оставался снаружи и ждал партнера. Если все же заходил, то быстро выскакивал. Тому, кто не воспринимал физиономические образы, к нашему сожалению, чаще удавалось разубедить партнера, который рвался посмотреть выставку. Многие пары, пререкаясь, прошли мимо.

 

Почему-то две противоположные реакции проявляются именно в парах. Партнеры как бы принимают на себя роль двух полюсов. По всей видимости, один человек берет на себя роль «заземления», склонен к большей реалистичности, прагматике. Другой партнер проявляет, скорее, «лирический» настрой, склонен к фантазийному мышлению. Вместе они создают устойчивую систему. Кто-то отвечает за ее фундамент, кто-то – за надстройку. В обыденных ситуациях эти роли партнеров как бы «размазаны». По крайней мере, они проявляются в «мелочах», доступных проницательному наблюдателю.

А физиономические образы проявляют и активизируют эти роли резко, почти демонстративно.

 

Проект «Физиономические модели» оказался в своеобразной, волшебной игре. Каждый новый контакт художественных работ с человеком напоминает подбрасывание монеты в ситуациях гадания. Человеку они или очень понравится, или не понравится вовсе. Но безразличие проявится столь же редко, как монета, оказавшаяся на боковой грани.

 

Речь идет о забавном феномене человеческой психики. Существует целый ряд пока не изученных психологических закономерностей, которые «раскидывают» зрителей по разные стороны реакции на выставку.

 

Люди разделяются на разные сообщества и классы по целому набору признаков. Обычно эти признаки обладают тем или иным соответствием. Например, сообщество любителей сигар входит в сообщество экономически успешных людей. А сообщество ценителей Канта совпадает с сообществом образованных людей. В случае с «Физиономическими моделями» все эти соответствия попросту аннулируются. Люди совершенно разных классов могут восхищаться данными работами, а могут их ненавидеть. То же самое касается и уровня образования, и профессиональной деятельности, и этнической принадлежности, и отношения к искусству как таковому. Имея дело с «Физиономическими моделями», мы соприкасаемся с совершенно иным, более глубинным разделением людей, не совпадающим с другими, доселе известными. Это разделение проходит через общую массу людей по каким-то своим принципам, которые еще предстоит исследовать.