Главная страница Статьи МОРДА И ЛИЦО: МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ОТЛИЧИЯ
МОРДА И ЛИЦО: МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ОТЛИЧИЯ Печать E-mail
Александр Катеруша

24.10.2012

 

Довольно часто я использую термин «физиономия», обобщая в нем и морды, и лица. Ранее я пытался проанализировать эти явления, в частности – разницу между ними (http://n170.info/articles/2-2009-06-03-21-35-22). Данные понятия я определял через отличия в уровне развитости и просветленности сознания.

 

Сознание темное и невежественное тяготеет к морде, сознание просветленное и очищенное – к лику. Лицо – некая средняя физиономическая форма.

 

И она выглядит застрявшей.

 

Такая формулировка чем-то напоминает определение самого человека, данное Фридрихом Ницше. Философ полагает, что человек – это переходная форма между обезьяной и сверхчеловеком.

Лицо – наиболее мощное и выразительное пространство для построения текстов, несравнимое ни с мордой, ни с ликом. Здесь кипят страсти и осознанности, и животной дикости одновременно. Лицо полно драматизма, так же, как переходная ступенька Ницше.

Морда – это просто выражение состояния, поток эмоций, сообщений о текущих инстинктах и т.д. Лицо – спектакль с сюжетом, актерами, суфлерами, цензорами и зрителями. Именно в этом я старался подчеркнуть отличие между лицом и мордой.

Однако вышеперечисленные различия вряд ли возможно передать через скульптурный портрет, к которому по исполнению тяготеют мои работы. Разница между мордой и лицом объясняется через мышечную моторику, гримасы, выражения – поведенческие проявления. Скульптура же – объект застывший, оживляемый через воображение зрителя.

Конечно, можно передать телесную моторику через изображение напряжений и расслаблений разных мышц. Но как это поможет в определении силы осознанности носителя физиономии? Разве самые глупые вещи делали не с самыми умными выражениями лиц?

 

Так или иначе, различие между мордой и лицом должно носить более глубокий, явно морфологический, характер. Эти две физиономии должны отличаться по своей форме.

 

Именно это отличие я и собираюсь описать.

Главное отличие в строении морды и лица проявляется в таких деталях, как рот и нос. Для начала необходим небольшой экскурс в символику этих двух анатомических атрибута физиономий.

 

Рот – воплощение материального аспекта всякого живого существа. Он представляет собой вход во внутреннее, организменное, пространство. Рот необходим для питания, поэтому его отсутствие недопустимо ни для какого организма. В таком случае физиономический образ даже не будет осознаваться как таковой. Он являет материальность, заземленность, телесность, принадлежность к тленному миру. В таком плане рот предстает антиподом для верхней части лица – символа ментального и духовного. Рот может выступать символом вовлеченности сознания в материальное бытие. Если он имеет гипертрофированный размер, его символика переходит в агрессивное и экспансивное пожирательство.

Другое значение рта – устная коммуникация, речь. Речь также можно рассматривать как некое заземление, материализация мысли. Последняя приобретает завершенную форму, объектность, именно когда она сформулирована, зафиксирована как текст. В таком амплуа рот опять же накрепко связывается с символикой материальности. Только вместо пожирательства, потребления, он, наоборот, оказывается донором, порождающим устную речь.

Так или иначе, символика рта на разных уровнях целостна и определенна.

 

Нос нагружен своей уникальной символикой. Будучи носителем древнейшей сенсорной системы (обонятельной), он словно содержит в себе некий центр всей физиономии. И действительно, на уровне нервной системы кончик носа собирает в себе множество нервных окончаний, превращая его в особо чувствительную поверхность кожи. Визуально нос является наиболее выдающейся и центральной частью физиономии. Японцы и китайцы, глядя на лица, фиксируют взгляды именно на носах.

Нос присутствует как видимая часть собственного лица в каждом воспринимаемом образе. По теории Гибсона, своим непрестанным присутствием, нос служит центром отсчета для восприятия других объектов. Относительно носа делается поправка на освещенность, отдаленность и т.д. При отсутствии носа у человека происходит пространственная дезориентация. Нос помогает именно видеть мир.

Как непрестанная часть картины мира, нос является сильнейшим выразителем Эго. Человеческое «Я» вряд ли нашло более подходящий символ для своего выражения. И чрезмерная чувствительность, и положение в центре, и самовосприятие, и некоторый оттенок опасения ущербности и карикатурности, все это присутствует и в жизни Эго, и в существовании носа. Нос одновременно является и частью картины внешнего мира, и частью лица наблюдателя.

Нос – это Эго как таковое.

 

Рассмотрев символику рта и носа, попробуем представить их строения в разных проявлениях физиономии. Сформулируем это как выделенную особенность, или правило:

 

Раздельное строение носа и рта определяет лицо.

Общее строение носа и рта определяет морду.

 

Все просто. Если нос и рот образуют некую единую и нераздельную конструкцию, перед вами – морда.

 

Остается лишь рассмотреть различия между мордой и лицом в контексте вышеописанной символики рта и носа.

 

Морда представляет собой некую общность между Эго и материальным миром. Обладатель морды полностью идентифицирует себя со своей телесностью, осознает себя как плоть и только плоть. Сознание погружено в темные, животные состояния. В визуальной картинке животного существа присутствует пасть или рыло. Персональное орудие пожирания является неотъемлемой картиной мира. Рот служит таким же выразителем идентичности, что и нос. Эго откровенно проявляется в пожирательстве, в поглощении материального мира. Через пожирание существо и проявляет, и утверждает себя. Эго имеет зубы…

Символика рта и носа смешана, соединена в нечто единое и целостное.

 

Лицо выражается в отделении Эго от материального и телесного. Оно проявляет себя как нечто обособленное, не сводящееся к телу. Нос, отделившийся от пасти – это самосознание, отмежевавшееся от тленного, материального. Здесь как бы зарождается потенциал для проявления «чистого разума» или просветления. Самость уже не нуждается в своем материальном проявлении, сознание носителя лица содержит задатки просветления. Рот, вместе со своей символикой, выходит из поля зрения. Остается чистое Эго – нос. Оно – чуткое и уязвимое, но оно уже не жует еду...Отрыв от материального в конце концов устремляет к духовному.