Главная страница Статьи ВНЕШНЕЕ ПРОСТРАНСТВО МАCКИ
ВНЕШНЕЕ ПРОСТРАНСТВО МАCКИ Печать E-mail

ВНЕШНЕЕ ПРОСТРАНСТВО МАСКИ

Александр Катеруша

 

Лицо является фрагментом живого и осмысленного существа.

Если это существо потустороннее, то его восприятие может оказаться неоднозначным. С одной стороны, оно интересно человеку, ибо содержит знания или энергетику, которые человек может использовать. С другой же стороны, демоническое существо несет и потенциал угрозы. Человек играет с огнем.

Правда, такая игра ему не впервой, огонь давно уже приручен. Маска является тем самым инструментом, который позволяет соприкасаться с существом и его "использовать", избегая его угрожающих факторов. Она изображает лицо, отделенное от остального тела. 

С одной стороны, само существо как бы изолировано, отделено от своего тела. Это делает его неопасным, недейственным. Например, в рисуночных психологических тестах люди, изображающие голову, изолированную от тела, проявляют признаки некоей "ослабленности", энергетически неподкрепленными смыслами, или ментально-телесной раздвоенности. Маска лишена фактора угрозы, которую несло бы все существо.

С другой стороны, маска является не просто фрагментом тела, а фрагментом наиболее информативным, наиболее репрезентативным для всего существа в целом. Мало того, данная «часть тела» не просто содержательна в плане информации об организме, о теле; она содержит еще и ту информацию, которая позволяет соприкасаться с  СОЗНАНИЕМ данного существа. Это придает маске невероятную семантическую насыщенность, что, собственно, «подыгрывает» ее волшебству. Вот вам и магический предмет: с одной стороны, он «обезопасен» в плане возможных угроз, с другой стороны, он максимально информативен, функционален.

 

Энергетика маски может проявляться в трех возможных состояниях. В одном она является неактивной, «выключенной», а в двух других маска активизирована.

Прежде, чем описать каждое, рассмотрим принцип, на котором основана данная классификация. Он формулируется так: предмет является магическим, волшебным, если он каким-то образом изменяет пространство. Он может пространство рассекать, искривлять, сжимать, выворачивать наизнанку и т.д. Маска проявляет такие способности (уже тем, что пространственно отделена от тела). Она может инициировать пространственные игры, которые можно рассматривать как три возможные ее состояния. Теперь опишем их:

 

1. МАСКА В ПУСТОМ ПРОСТРАНСТВЕ — ОБЫЧНЫЙ ПРЕДМЕТ.

В состоянии "выключенном" маска представляет собой обычный трехмерный предмет, поверхность которого, как полагается, замкнута на себя. Это свойственно любым трехмерным телам, являясь атрибутом их реальности. Маска — просто предмет, не обладающий какими-либо «силами». Единственно, половина ее поверхности является вогнутой, а половина — выпуклой.

Для того чтобы маска пребывала в данном состоянии, ее достаточно разместить в трехмерном пространстве, окружить полной пустотой. Достаточно подвесить. Нитка игнорируется восприятием как объект, и маска оказывается изолированным от других поверхностей предметом. Или же маску можно положить в перевернутом виде. Ее выпуклая часть находит свое продолжение в ее вогнутой части, плоскость поверхности целостна. Обе части маски образуют специфический баланс. Пространство не искривлено, предмет соответствует его требованиям, он целостен.

 

2. МАСКА НАДЕТА НА ЧЕЛОВЕКА.

В данном состоянии маска активизирована неким действующим существом, пребывающим в акте перевоплощения. Для этого маску надевают поверх собственного лица.

Как только человек это проделывает, включается магический процесс, происходящий между ним и маской.  Как и положено в магии, его сила двунаправлена. Рассмотрим оба направления по порядку:

 

ДЕЙСТВИЕ ЧЕЛОВЕКА.

Сила, направленная от человека к маске, такова: человек включает механизмы мимической идентификации с маской, которые, как известно, имеют глубокие корни в его психике. Выражая свое состояние на микромоторном уровне, человек приводит свое лицо в максимальное подобие маски. Он устремляет свои усилия на превращение себя в маску.

Все тело также активизируется, продолжая и наращивая процесс идентификации, перевоплощения. Микромоторика человека превращает (пусть и на микроуровне) в целостное тело существа, маска которого надета. Идентификация становится полной.

Во многих традиционных культурах одетые маски сопровождаются ритуальными танцами. Танец как один из самых сильных инструментов телесного транса активизирует превращение человека в изображаемое существо. Целостное перевоплощение переходит в ритуальное действо. Обычно оно прямо через танец и развивается, проходя целый сюжет. Действо — это древний способ осмысления. Древний человек фиксировал свои мысли телодвижениями. Его современные потомки также сопровождают свое мышление действиями, хоть и вытесненными на уровень микромотрики. Сюжет, который разыгрывает тот, кто надел маску, помогает достичь еще одного уровня идентификации — на уровне сознания. Да и сама мимическая идентификация уже направляет потенциал человеческой эмпатии на ментальное плато, на идентификацию с сознанием существа, маска которого надета. Микромоторика и макромоторика танцующего "работают" в одном русле.

 

Таким образом, перевоплощение касается сначала мимики, а затем переходит в телесную идентификацию, переходящую следом в ментальную. Так оно становится полным. Так проявляются основные силы, направленные от человека к маске.

 

ДЕЙСТВИЕ МАСКИ.

Теперь же рассмотрим действия встречных энергий. Маска также оказывает влияние на человека.

Следует указать на одну важную особенность. Никакое пространство не «выносит» незамкнутые объекты, т.е. такие, поверхность которых не замкнута на самое себя. Маска сама по себе изображает такой разрыв, рассечение пространства. Ее края непосредственно изображают грань поверхности, а прямая линия усугубляет данное восприятие, очерчивая срез. Маска в своей магической семантике изображает настоящую «пространственную дыру», предмет, не обладающий целостностью и не имеющий статуса реального в данном мире. Маска вопиюще «требует» своей "реализации", опредмечивания. Ее поверхность требует продолжения сразу во все стороны и замыкании в целостный объект. Это продолжение пребывает в поиске, и это заложено самой энергетикой маски.

 

Когда человек надевает маску, его тело превращается в продолжение ее поверхности. Человек и маска превращаются в единый объект — уже в силу обладания общей поверхностью. Контур искривленной плоскости, обозначающий границу между существом и внешним миром, слил воедино маску с ее носителем.

Это выливается в следующий эффект: человек принимает новое лицо и "отбрасывает" свое собственное. Таков атрибут любого перевоплощения. Лица становятся как бы антиподами-перевертышами, их позиции взаимоисключающи.

На этом — чуть подробнее. Представьте, что вам дают имена не родители, называя вас петями и васями, а Творец, вкладывая в ваше имя всю мощь вашей идентичности и неповторимости. Представьте, что узоры на пальцах, зрачки, лицо — все эти части тела данную мощь несут. Конечно, это проявлено и в ногах, и в ягодицах и т.д., но не столь выражено, не столь явно. Чем сильнее участок тела или орган спроецирован в коре головного мозга, тем сильнее на нем начертан узор индивидуального имени. Ведь данные части занимают наибольшую часть внимания человека, его ментального сосредоточения. Лицо и кисти — самые осмысливаемые человеком части себя. Лицо и есть то самое имя, которое Творец дал осознающему существу. И чем больше в нем осознания, тем лицо выразительнее. Лик есть максимальное выражение идентичности.

Принимая образ маски, и отказываясь от своего лица, человек как бы утрачивает свое имя. Благо, ритуал делает это явление изолированным во времени, то бишь обратимым. Маска требует от человека продолжения своей поверхности, закрывая его настоящее лицо и выводя его на план "внутреннего", скрытого бытия. Сама же она становится внешним, проявленным, в антитезу лицу реальному.

В отказе от своего имени, при условии его обратимости, нет ничего страшного. Это можно рассматривать как одну из форм ментального движения. Оно направлено на познание других объектов или существ. Часто его называют "идентификацией". И не стоит рассматривать в одевании маски некое "предательство Творца", выраженное в отбрасывании своего имени. Нет ничего дурного в познании иного через "превращение" в него.

 

3. МАСКА ВИСИТ НА СТЕНЕ.

В данном состоянии маска висит, прислоненная к плоской поверхности. Стена служит искусственной границей между телом и лицом существа. Это усиливается ее символикой, связанной с защитой или изоляцией.  

Если сослаться на энергетическую теорию Вильгельма Райха, то можно обнаружить интересную особенность. Этот психоаналитик утверждает, что энергия вентральной (передней) части тела связана с ощущением удовольствия. А энергетика спинальная имеет отношение к агрессии. (Кстати, прикосновение к затылку часто символизирует агрессивное состояние человека). В таком контексте маска сама по себе представляет собой отсечение агрессивной энергетики, реализованное поверхностью стены.

Подобное, по всей видимости, происходило и с глиняными куклами трипольской культуры. Они здорово озадачили ученых тем, что у них фактически отрезаны спины.

Данный эффект вряд ли специально исследовался, но навскидку можно утверждать: даже самый "зубастый" образ, висящий на стене, не воспринимается как агрессивный. Этого нельзя сказать о масках, надетых на человека.

При столь жесткой рассеченности образа, маска, висящая на стене, не теряет своей живости. Остальное тело существа можно "дорисовывать" своим воображением. Подобное свойственно живописи дальневосточного региона, где полная завершенность образа представляется вульгарной, препятствующей вовлечению зрителя.

При определенных усилиях художника, поверхность маски может переходить в поверхность стены. Тогда включаются другие механизмы ее восприятия. Об этом мы поговорим в отдельной статье ("МАСКА В ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ ЖИЛИЩЕ").

 

top-iconНаверх