Главная страница Статьи ФИЗИОНОМИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ: ЗА ПРЕДЕЛАМИ АРХЕТИПОВ
ФИЗИОНОМИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ: ЗА ПРЕДЕЛАМИ АРХЕТИПОВ Печать E-mail

Александр Катеруша

20.11.2012

 

Архетипы, описанные Карлом Юнгом, можно рассматривать как нечто вроде «программной оболочки» человеческой психики. Некие идеи или мотивы, свойственные коллективному бессознательному, находят свое выражение через образы сновидений, древних мифов, фантазий.

Ранее я указывал на связь между архетипическими образами и образами физиономическими. Содержание архетипа обычно выражается не просто через некий символ, а через живое и осознанное существо. Значит, архетипический персонаж всегда наделен физиономией, соответствующей данному существу. Лицо можно определить как неотъемлемый атрибут всякого архетипического образа. Я отмечал тот факт, что архетипы и физиономии соотносятся примерно так же, как содержание текста и его грамматика. Эту тему я хотел бы развить далее.

 

Как известно, архетип обладает рядом особенностей. Одна из них намертво привязывает данное понятие к человеческой жизни: «Архетип должен иметь черты, связывающие его с жизнью как процессом либо элементами таковой; не бывает «оторванных от жизни» архетипов». Когда я говорю об архетипе как некоей «программной оболочке» психики, я подразумеваю именно этот принцип.

Базовые представления человека о мире, об отношениях с себе подобными, о себе самом, буквально выстроены из архетипов. Они выступают в роли основных смысловых конструктов. Работая с архетипическими образами, психолог может добиваться позитивных изменений в психической жизни своих клиентов. Идеи Юнга давно уже интегрировались профессиональной психологией как обязательный атрибут, стали частью и культуры, и мировоззрения современного психолога.

 

Но вернемся к идее «программной оболочки». То, что архетипы можно понимать в таком смысле, говорит о наличии и других программных оболочек.

Эту идею высказывал Станислав Гроф в своей Трансперсональной психологии. По мере того, как сознание человека выходит за пределы персональных границ, оно сталкивается с чем-то вроде вышеозначенных оболочек.

Разные школы глубинной психологии Гроф описывает как разные слои бессознательного, через которые сознание проходит тем сложнее, чем более травматичен опыт человека. Коллективное бессознательное и архетипические образы – один из таких слоев. Его можно отнести к одному из наиболее фундаментальных для всей психической организации человека.

 

Я полагаю, что одной из интереснейших и важнейших «программных оболочек» человеческой психики является физиономический образ. Все явления психики, способные персонифицироваться, обязательно должны сопровождаться физиономическим образом. Само слово «персона» по-гречески означает «маска». Человеческая психика требует обязательной репрезентации информации через некую форму сознания, стало быть, через лицо. Информация требует олицетворения.

Это говорит о том, что физиономический образ и несметное количество особенностей, закономерностей, феноменов его восприятия заслуживают отдельной ветви психологии. По крайней мере, речь идет о еще одной «программной оболочке». Она и вправду живет своей жизнью: здесь есть объект исследования, вырисовывается понятийный аппарат, складывается параллель в виде изобразительного искусства («Моделирование физиономических образов», http://n170.info/articles/35-2012-10-20-05-58-19).

 

Тогда возникает вопрос: можно ли знания, наработанные в русле «физиономических моделей» использовать в плане непосредственной психологической работы? Существуют инструменты для работы с архетипическими проявлениями бессознательного. А возможны ли инструменты для работы с явлениями физиономическими? Что это за инструменты?

 

Мне кажется, что они возможны. Но рассматривать их следует все же в привязке к архетипам. Последние, будучи «универсальными изначальными врожденными психическими структурами», должны быть первыми, кто соприкасается с некими «еще более изначальными» и «еще более универсальными» структурами, коими по праву являются физиономии.

Архетипы, намертво привязанные к жизненным проявлениям человека, жестко ограничивают его сознание. С одной стороны, они придают ему некие рамки, черты, с другой стороны, держат его «взаперти». Архетипы можно определить как некие «клише» человеческой психики.

Нечто подобное проявлено и в физиономических образах. Я указывал на особенность человеческого сознания – его замкнутость в наборе «физиономических штампов» (http://n170.info/articles/36-2012-10-23-22-39-23). Антропоморфные лица и звероморфные морды очерчивают крайне узкое представление человека о физиономиях как таковых. Все фантазийное пространство человека жестко вмещено в примитивный набор штампов. Такими же антропо- и звероморфными физиономиями обладают и архетипические персонажи. И там, и там – четко очерченная «клетка» для человеческого сознания.

 

Я могу с уверенностью заявить, что пространство физиономических образов разворачивается далеко за пределы человеческих штампов. Приходя на мои выставки и обнаруживая эти территории, люди испытывают искреннее удивление. Ранее они пребывали в целостном пространстве известных образов, и вдруг это пространство меняет границы. С учетом того, насколько эти «программы» глубоко «прописаны» в человеческой психике, можно догадаться о состояниях культурно-психологического шока (к счастью, позитивного). Реакции на «физиономические модели» оказывались столь яркими, что лишь формат выставки препятствовал развитию ситуаций в ту или иную психотерапевтическую работу…

 

Если физиономические образы способны простираться далеко за пределы ликов, лиц и морд, значит, и архетипы, в свою очередь, способны выходить за пределы непосредственных связей с человеческой жизнью. Человек может открывать для себя такие архетипические формы, которые выходят за пределы обычных и давно описанных шаблонов. Кроме них, есть что-то еще. И физиономические модели на это «еще» способны вывести.

 

Кто знает, к чему может привести такое расширение пространства врожденных психических структур?

Ясно только одно. Многие проблемы человека, которые тоже можно определить как врожденные и универсальные, имеют решения далеко за пределами тех штампов, в рамках которых человек пребывает своим сознанием. Решение этих проблем просто невозможно без соответствующего «выхода за пределы». Мне кажется, человек мог бы решить многие свои проблемы, если бы смог посмотреть со стороны на все свое глобальное бытие. А для этого нужна эдакая позиция «мега-наблюдателя», описанная в «Патанджала-йоге».

Физиономические модели способны помочь такую позицию отыскать...