Главная страница Статьи ВОСПРИЯТИЕ ИСКУССТВА – ДЕЛО ЛИЧНОЕ
ВОСПРИЯТИЕ ИСКУССТВА – ДЕЛО ЛИЧНОЕ Печать E-mail

Александр Катеруша

26.11.2012

 

Чтобы «некое нечто» выдать за произведение искусства, обязательно нужен подвох. Иначе так и останется висеть в галерее. Попробуем рассмотреть одну забавную схему вытаскивания денег из доверчивых коллекционеров, чьи кошельки уже попали в поле зрения ловких товаро искусствоведов.

 

Прежде всего, следует разобраться с тем, что на стене реально висит «некое нечто». Оно не имеет никакой художественной ценности, потому что сделано за десять минут и является просто калякой-малякой. Психоаналитик, используя свои методы, наверняка, прочтет бодун, ненависть к трудовым усилиям и отсутствие моральных норм.

На вопрос: «Что это за …» всегда можно ответить: «Это полотно требует индивидуального восприятия. А таковое есть штука капризная и интимная. Если у Вас найдется на это отклик, значит, работа соответствует Вашей индивидуальности. А если нет, то проходите мимо, не наламывайте нам тут, будьте добры».

 

Идея индивидуальности творения – одна из самых используемых при «раскрутке» клиента. Ему могут объяснить, что нет таких произведений искусства, которые нравились бы всем подряд. Последнее свойственно лишь вульгарным, рассчитанным на толпу картинкам. По-настоящему глубокое произведение всегда содержит интимность: контакт с ним – счастье совсем не многих, если не сказать, одного «суженного». Настоящая работа должна восприниматься как строго индивидуальный «всплеск» состояний художника, который найдет свой точный «выплеск» состояний зрителя. Точный настолько, что ждет кого-то одного.

И ни за что нельзя вестись на чье-то чужое мнение (за исключением галерейщика, разумеется). А когда люди увидят, что у человека висит эта картина, они немедленно оценят его индивидуализм и нонконформизм. Как только глянут, так и подумают: «Вот он какой, загадочный. Такое на стену нацепить».

Картина словно создавалась специально для него. Пусть все другие идут себе мимо. У каждого – свой вкус.

 

Представляете, я мог бы еще час с легкостью мусолить тему личного восприятия картины, энергетика которой «совпала» с энергетикой покупателя. И взаимное соответствие картины и посетителя галереи, погруженного в транс, заиграет всеми оттенками гипнотических блесток…

Галерейщик, в какой-то момент, увлекшись бесконечной паутиной текстов, может вдруг ощутить себя не продавцом, а сводником. Перед его глазами развивается трогательная и перспективная встреча коллекционера с картиной.

 

И, конечно же, чтобы еще больше расположить к покупке, человеку обязательно расскажут о том, что эта картина имеет серьезнейшую ценность. Для этого могут прочитать целую лекцию о росте цен на предметы искусства, об их устойчивости к кризису, о времени, работающем на картиновладельца, о надежном вложении капитала. Некоторые галереи в открытую указывают на сайтах, что консультируют по вопросам «капитализации предметов искусства» (охренеть!).

 

А теперь – самая суть подвоха. Покупатель вынимает бумажник, и отсчитывает купюры. Это – такие картины, на которых кое-что нарисовано. Однако, в отличие от полотна, которое снимают со стены и нетерпеливо заворачивают, эти изображения никакой индивидуальности не предполагают. И даже наоборот – «всеобщий эквивалент стоимости». На денежные знаки никто не смотрит как на индивидуальное и неповторимое, жаждущее персонального отклика и ждущее проблесков восприятия. Все смотрят, и видят одно и то же.

Для того чтобы купленная картина превратилась в капитал, ее рисунки не должны уступать денежным знакам. По крайней мере, в признанности обществом. Иначе – просто индивидуальный «бзык», сопровожденный потерей определенной суммы.

 

Посетителя галереи превращают в откровенного лоха путем подмены. Нечто может быть единственным и неповторимым, потому что это – настоящий шедевр. Тогда уникальность контакта между зрителем и картиной выразится в редкости картины. Но уникальность и неповторимость также свойственны любой моторной активности человека. Нарисуйте две одинаковые каляки-маляки. Слабо? Не выйдет, ибо каждая – уникальна и неповторима. Правда, уникальность контакта между произведением и зрителем проявляется уже в редкости зрителя.

 

Искусство, которое опирается на полнейший индивидуализм, обменивают на очень даже определенные ценности. Чтобы избавиться от этого подвоха противоречия, необходимо одно из двух: или критерии ценности искусства вернуть на место, или переходить на деньги нарисованные. Желательно, в стиле абстракционизм…