Комплекс неполноценности Печать E-mail
Описание коллекций - Коллекция «Психологические зарисовки»

Этот термин ввел Альфред Адлер. Каждый человек в раннем детстве открывает особую границу – его требования и капризы не будут удовлетворяться до бесконечности. Когда-то окружающий мир скажет: «Стоп». А взрослые – вовсе не инструменты для удовлетворения любых желаний. Отсюда – острое переживание ребенком зависимости от других. Не потому ли дети мечтают скорее вырасти, чтобы обрести могущество и независимость взрослых?

Так или иначе, если данный этап развития проходит с нарушениями, может развиться чувство собственной неполноценности, вырастающее в целый комплекс.

 

Наш герой переживает эту проблему «во всей красе».

 

Комплекс неполноценности показан здесь как пересечение двух символов.

 

С одной стороны – лицо. Оно – репрезентация человека, материальная проекция его сознания. Каждый идентифицирует себя прежде всего как лицо. Обычно человек не видит своего лица (только часть носа), но он его ощущает тактильно. Можно даже сказать, что лицом он чувствует, переживает, даже мыслит. Ударить в лицо или плюнуть в него – нанести тяжелое оскорбление человеческой личности.

 

С другой стороны – образ ступни. Ее, конечно же, можно мыслить как чью-то опору, но в данном случае ступня – это орудие растаптывания, раздавливания. Подошва соприкасается с грязью, «низменными энергиями». Ударить ступней – это одновременно и подавить (сила устойчивости ноги), и осквернить (грязь). Вместе – максимально возможное оскорбление, унижение.

 

У нашего героя ступня не просто отпечаталась на лице. Такое оскорбление, сколь сильным оно бы ни было, можно пережить, от него можно очиститься. В данном же случае ступня выглядит как явная составляющая физиономического образа. Речь идет об оскорблении, которое не нанесли, а глубоко встроили, сделав компонентом личности. То, что ступня расположена посредине, говорит о методичности, выверенности данной экзекуции.

 

Ступня оказывается дырой, занявшей место лица. Последнее робко выглядывает изнутри. Реальное лицо спряталось глубоко внутри. Его кругозор резко ограничен краями ступни. Нос, символизирующий «Эго», не выдается вперед. Он едва выходит за поверхность ступни, являя робкий и подавленный интерес ко внешнему миру.

Рот – отсутствует вовсе. Это говорит о максимально возможном подавлении базовых потребностей нашего героя. Вместо рта – каблук, пытающийся изобразить улыбку. Это лишь усиливает ироничность образа.

 

Наш герой – глубоко несчастен. Его комплекс неполноценности имеет столь глубинную основу, что превратился в неотъемлемую часть личности.

Уши, пожалуй, оказались единственными компонентами лица, которые остались на месте. Словно мир звуков – более тонкий – не поддается вышеописанным разрушительным процессам. А это значит, что какая-то часть личности нашего героя все же сохранила свою целостность, и может послужить основой для исцеления.