Две сигнальные системы Печать E-mail
Описание коллекций - Коллекция «Психологические зарисовки»

 

 

Эта маска по-своему претендует на модель «устройства сознания». Но на этот раз используется терминология не Фрейда и его последователей, а Павлова.

Для понимания маски требуется небольшой психофизиологический экскурс.

Кора головного мозга животного может быть в состоянии или возбуждения, или торможения. Активность проявляется. Активность подавляется. В пространство этих двух состояний может быть вмещена вся деятельность животного, направленная на выживание. Все разумно и целесообразно.

Теперь давайте попробуем немного «испортить» эту систему. Используя методы искусственной активизации коры, вызовем у животного одновременное возбуждение и торможение. Животное «сойдет с ума», сбесится. Хаотическая моторика будет говорить о сбое системы, психическом расстройстве. Животное просто не выносит такой неопределенности, хаоса. Для животного это равносильно попаданию в ад…

 

У человека – совершенно иная картина. Одновременное возбуждение и торможение – это естественное его состояние. Похоже, это и есть сознание – «парадоксальное состояние» психики. То, что для любой зверушки окажется безумием, является нормой обыденного человеческого сознания. Наверное, такое состояние «выбросило» человека за пределы животной рациональности, открыв безмерные возможности виртуального, ментального плана.

 

Как такое могло произойти? Дело в том, что древний человек предпочитал общаться языком жестов, а устную речь воспринимал как мистическую силу – «Глас Свыше». Устное слово вызывало реакцию беспрекословного повиновения и выполнения сказанного. Люди слушали и слушались. Устная речь была для нервной системы возбуждающим фактором – она «включала» действия.

Кстати, гипноз не нужно специально «делать». Достаточно «обнажить» более древние «слои восприятия», внушение тогда превратится в само собой разумеющуюся функцию.

Позднее человек научился давать отпор суггестивной силе речи. Для этого он натренировал функцию торможения. Услышав устную речь, человек гасил команду. Он как бы говорил: «Стоп! Дайте подумать». Мышление основано на торможении «изначального» возбуждения.

Получается, что «парадоксальное состояние» – это необходимый субстрат для мыслительных процессов человека.

 

 

 

Физиономия, которая исподлобья уставилась на зрителя, выглядит демонически. Коническая макушка головы переходит в зубастую пасть, которая вцепилась в белый шар. Сверху в этот же шар впились зубы еще одной твари. Последняя плавно переходит в довольно динамичный хвост. Вместе все эти фигуры образуют единый целостный конус.

Две пасти, впившиеся в шар, четко показывают взаимодействия процессов возбуждения и торможения. Будучи противоположно направленными, они пребывают в состоянии острой борьбы. Их непримиромость выражена даже в том, что пасти обеих тварей повернуты во взаимно перпендикулярных плоскостях. Их позиции наблюдателей развернуты в разных измерениях.

Но притом, что пасти сцепились в жесткой борьбе, обе они находятся в гармоничной целостности. Вместе они образуют конус, который при беглом взгляде можно принять за целую фигуру. Их баланс позволяет шару удерживаться в одном и том же месте. Здесь шар является символом сознания, пребывающего в своем непрестанном балансе, находясь при этом в зубах сразу двух существ – возбуждения и торможения.

 Кстати, баланс между этими «зверушками» чаще всего является условным. Поэтому людей принято разделять на тех, у кого слегка доминируют процессы возбуждения и тех, у кого главенствует торможение. Можно проверить себя, выполнив тест.

 У маски «Две сигнальные системы» две твари сцепились вокруг шарика. Как вы полагаете, нижняя принадлежит возбуждению или торможению?

Нижняя тварь разделяет глаза с главным героем этого, столь населенного, образа. В одном ракурсе – глаза ящера, в другом – фронтальной физиономии. Из-за этого у них – как бы общая идентичность. Каждый, сознавая или нет, выберет, скорее всего, то, что ближе ему, с чем он скорее готов идентифицироваться.

 

Обе пасти обрамлены довольно схематичными зубами. По сути они являются обрывками пустотелой фигуры, которую витиевато разорвали, образовав двух сцепившихся зубастиков. Шарик между ними – как клин, который зафиксировал раскол и конфликт самим фактом своего появления. Сознание, похоже, не позволит угаснуть двум своим источникам.

 

Лишь буддисты все пытаются усыпить этих двух тварей…