Маленький мир Печать E-mail
Описание коллекций - Коллекция «Психологические зарисовки»

 

Данный персонаж – конус, который отнюдь не является целостным. Он разорван, разнесен. А из его обрывков, собственно, физиономия и построена.

Поверхность лица образована не передней частью конуса, а обратной. Проще говоря, лицо здесь – это затылок, который выгнулся в соответствующей форме вовнутрь. Внешним миром такого наблюдателя оказывается внутренняя полость конуса.

 

Лицо при этом не пропадает внутри фигуры, а хорошо видно зрителю. Конус как бы «распахнут» вперед двумя «створками». Последние тут же разделяют конус на верхушку и низ.

Внутренний разрез конуса, который этот самый «низ» обнажает, находится в аккурат под носом нашего персонажа. И ему не остается ничего иного, кроме как занять место рта. Верх же, находясь над лицом, образует то ли нимб, то ли некое «ментальное пространство». Эту дыру тоже можно оценить как своеобразный «рот», но уже для пищи духовной. Два среза конуса показали два отверстия во внутренний мир. Рот ведет в биологическое нутро («низ»), а «нимб» ведет в нутро внутрипсихическое («верх»).

Физиономия же зависла между этими двумя, пребывая в своей собственной драме.

«Створки» по бокам образуют шоры. Обычно их цепляют лошадям, чтобы они не сбивались с пути. Лошади не нужен кругозор, лошади нужна колея…

Возможно, шоры могут играть положительную роль. Они помогают концентрироваться, четко придерживаться пути, избегать отвлекающих факторов.

 

Однако… лошадь идет туда, куда видит. Шоры четко показывают, «куда» видеть. Сколько зайцев закончило жизнь под колесами, не догадавшись удрать от света фар? Если зрение ограничено шорами, видящий может превратиться в раба своего зрения. В его мире нет выбора направления, а зрительные образы включают непосредственно двигательную моторику.

Это подтверждается тем, что шоры нашего героя имеют форму стрелок-указателей. Путь вперед всегда указан на то, что он видит. Осталось бы выяснить, кто управляет поворотами его шеи…

Макушка конической головы закручена вперед вниз, выполняя функцию фонаря. Лампа освещает мир нашего героя, находясь перед его глазами. И тут шоры обнаруживают еще одну важную роль: они закрывают свет фонаря от внешнего мира. От этого он кажется ярче. Обрисовывается внутренний мир, для которого шоры – уютные стены.

 

 

Эти шоры превращаются в живые органы лица. Даже уши, между прочим, растут от них. Но при этом следует заметить, что уши находятся на своем – совершенно правильном – месте. Как если бы конус не расщепляли, и он оставался «нормальной головой». Уши – это единственное, что показывает нашему герою, что, кроме его «маленького мира», есть еще что-то еще: «внешнее».